Интересное

 

Что за богатство дивное, которое никто из нас не в силах на земле найти и как-то удержать в себе?

Для всех неуловимое, для мира невместимое, оно всего прекраснее, вселенной всей желаннее, и всех предметов

видимых настолько вожделеннее, насколько Бог прекраснее всего, что в мире создал Он.

                                                                                         Прп. Симеон Новый Богослов

 

 

 

Хотим познакомить Вас с творчеством иеромонаха Аверкия (Белова). С его стихами и фотографиями.

Отец Аверкий - настоятель храма Казанской иконы Богородицы в посёлке Коктал Жаркентского района Алматинской области. В 2010 году окончил Московскую Духовную Академию. Преподаёт на вечернем богословско-миссионерском факультете Алматинской Духовной Семинарии. Сотрудничает с журналом «Свет Православия». Стихи пишет со школьных лет. 

Страница Иероманаха Аверкия в facebook.

 

 

 

 

Фотографии:





ОТ РОЖДЕСТВА ДО ВОСКРЕСЕНИЯ

 

Стихотворение иеромонаха Аверкия (Белова) читает Константин Харалампидис.

 

ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ

 

Идёт событий череда 
в задумавшийся дом,
спешит еда, ползёт беда,
врывается в окно вода,
став радостным снежком.

Идут волхвы через холмы,
столетия, сердца.
Текут псалмы, плывут чалмы,
приятный холодок зимы
румянит гладь лица.

Идёт звезда. Попутно с ней,
а может с ней в руках,
хранитель трудодней людей,
проходит ангел меж свечей,
сокрытых в облаках.

Идут поспешно пастушки,
тропинкою ночной.
скулят щенки, поют сверчки.
Колючек цепкие крючки
на ткани шерстяной.

 

ЭПИГРАФ

 

 

"Что имеем не храним,
потерявши плачем."
Вот эпиграф всем моим
глупым неудачам.

Всем утратам чистоты,
всем растратам денег,
всем паденьям с высоты,
всем болезням в теле.

Всем срубаниям лесов,
вымираньям пташек,
разрушениям основ,
перестройкам нашим.

Истребленьям деревень,
прекращеньям дружбы,
ползаньям из света в тень
сердцем малодушным.

У'мершее воскресим?
Ум переиначим?
Что имеем не храним,
потерявши плачем.

 

БЕРЕГИТЕ СЕБЯ

 

Берегите себя, пожалуйста.
Убегайте в шторм к берегам.
Берегите себя без жалости
к комарам, хирургам, врагам.

Берегите себя для вечности.
И для временности чуть-чуть.
Берегитесь в дни бессердечности
с милосердием затянуть.

Берегите в себе безбрежность
обезвреживающей любви.
Берегите свою белоснежность
среди красок, грязи, крови'.

Берегитесь без оберёгов,
без охранников, без собак.
Берегитесь жить слишком строго.
Берегитесь понять не так.

Берегите себя от холода 
в убежденьях, взорах, словах.
Берегите себя, как золото.
Примесь жгите в жарких печах.

Берегитесь отдать Сбербанку
свои трудные деньги в рост.
Берегите осанну, осанку.
Берегите зренье для звёзд.

 

ОБЗЫВАНИЕ

 

 

 

Нас будут много раз
хвалить и обзывать.
То ставить вместо ваз,
то грязью поливать.

Нас могут кистью фраз
белить и очернять.
Вставлять в иконостас,
безумцем выставлять.

Но вникнем в смыслы слов,
бросаемых в лицо.
Взрастим в навозе злоб
прощенья деревцо.

Вот скажут: "Ты свинья!"
Прошепчем ко Христу:
"Ведь я свинья Твоя,
хотя слабак в посту."

Нам крикнут: "Идиот!"
Но был такой роман,
где Мышкин всех зовёт –
не верить в глаз обман.

 

ПАМЯТИ НИКОЛАЯ УГОДНИКА

Николай угодник хлеб принёс 
для голодных спившихся негодников.
В непригодном домике в мороз
согревал детей, спасал охотников.

Николай угодник научал
по'стовать смешных чревоугодников.
Всех, кто эгоизму угождал, 
обличал, как малолетних сродников.

Николай угодник уберёг 
все лесные, горные угодия,
всех зверушек, каждый родничок.
Исцелил рябину от бесплодия.

Тех, кто безрассудно угодил 
в сеть к разврату, в западню к отчаянью, 
всё выпутывал, на сушу выводил, 
направлял к лечению, 
к венчанию.

Николай угодник нас зовёт
в Боговедение, в Богоугождение!
Помолись, Святитель, – пусть уйдёт
совести и жизни расхождение.

 

 

СТРАНСТВИЯ

 

Бездомность – начало бездонности
странствующей души,
священной её бессонности,
звенящей её тиши'.

Дороги, дороги, дороги.
Цветы, ветра, облака.
Покинутые пороги.
Крестящая вслед рука.

Разбросанные посёлки.
Заброшенные поля.
Сибирских лесов сосёнки.
Абхазских гор тополя.

Неведомые речушки.
Невиданные сады.
Ликующие пичужки.
Заснеженные гряды.

 

СПУТНИКИ

 

Есть спутники у каждого из нас 
и у Земли, уставшей, смертной, старой.
Горит один, когда другой погас.
Вся обувь продаётся только парой.

Часть спутников – как гиря на ногах.
Они то болтовнёю, то ворчаньем
мешают нам на тягостных путях
в молчании любоваться мирозданьем.

Они твердят уныло: "Не дойдём.
Вот – голод, вот – разбойники, вот – вьюга."
Уже ты ропщешь, что с таким вдвоём.
Мог взять бы ангела, собаку, книгу, друга.

Но после, вместе всё преодолев,
поймешь, что спутник - бра'тушка любимый.
И из котёнка вырастает лев.
А из разбойника – герой непобедимый.

Как хочется стать спутником тому,
кто шествует как солнце огнево́е,
кто ярким словом разгоняет тьму,
спокойно забывая о покое!

Так с Павлом странствовал апостол Тимофей,
делил хлеба, гонения за Слово...
Как мало верной дружбы меж людей!
Разбить сотрудничество потрудилась злоба.

РЕШЕНИЕ

Мне свойственна нерешительность.
Объём, нерешимость задач
превысили рассудительность.
Пришли отупение, плач.

Сомнений больших разрушительность,
властительность мнений чужих
воспитывают нерешительность,
грешительность у земных.

Брожу по горам отрешённо,
чтоб кто-то решал за меня
разумно, резко, резонно
вопросы веков и дня.

Легко порешит унынье
остатки моих мозгов,
когда б не дружил я с синью
над вспененностью хребтов.

Когда б я не брал советов
у искренности цветов,
у радужности рассветов,
у вечности ледников.

 

МЫТАРЬ

Бил мы́тарь в грудь себя...
Ладонью? Кулаком?
Обеими руками? Пальцем? Фигой?
До осенения спасительным крестом 
все руки грязные. 
Запрячь их и не двигай.

Бил мы́тарь в грудь себя...
Так сердце завести
при остановке силятся медбратья.
Но только Бог умеет развести
у смерти челюсти, у дьявола объятья.

Бил мытарь в грудь себя...
Как будто там оса
готовится к укусу, прилетевши.
Пускай немного стукнут Небеса,
кусающих друг друга, не стерпевши.

Бил мы́тарь в грудь себя...
Так бьют, когда дышать 
мешает обострение бронхита.
Молитвы воздух стал не проникать –
гортань тоскою липкою закрыта.

 

О МЫТАРЯХ

 

С народа мы́тарь собирал налоги.
На деньги эти строили дороги,

чертоги, бани, крепости войны
для огражденья хрупкой тишины.

Не оставались долго без оплаты
нотарии, епархи, стратилаты.

Крутился весь имперский механизм.
Лечился весь вселенский организм.

О, складчина, дань, общая казна,
полезны вы в любые времена.

А "мы́тарей" назначено немало,
чтоб раздавая, сердце ликовало.

Про деньги я уже не говорю...
В стихах передарю друзьям зарю.

И все мои открытья, впечатленья,
предощущенья, мысли, удивленья.

Богатством времени священного делюсь.
Способностями жадничать боюсь.

СНЕГ

 

Снег и свежесть. Снег и нежность.
Снег и я недобелённый.
Снег прекрасен, как безгрешность,
непонятен, как безбрежность
для корысти воспалённой.

Снег и ветер. Снег и вьюга.
Снег и я непрометённый.
Снег искрист, как слово друга,
светел, как конец недуга
с мудростью переплетённый.

Снег и город. Снег и гонка.
Снег и я неубежавший.
Снег молитвен, как иконка,
ожидаем, как солонка
от безвкусия уставшим.

Снег и песня. Снег и слово.
Снег и я недоуменный.
Снег устроен против злого,
для евангельского лова
нашей воли переменной.

 

 

НА ПРАЗДНИК ВВЕДЕНИЯ ВО ХРАМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

 

Введенье в храм – великий дар Христа.
Храм веры, храм искусства, храм науки,
природы храм – священные места,
где мысль возвышенна, накормленна,чиста,
нерукотворного коснулись руки.

Храм – и семья, и школа, и суды,
хранящие старинные законы,
и поликлиника, где жертвенно, без мзды 
спасают тел подгнившие сады,
душ обновляют чудные иконы.

Храм – Палестина и Россия – храм,
Афон, Иверия – таинственные храмы.
Без их сиянья невозможно нам 
плыть к вечности далёким берегам.
Мы - Евы падшие, отпавшие Адамы.

Из храма выведенье тоже дар,
дар строгости Божественной к успевшим 
поддаться обновленческим ветрам,
связаться с обольстительностью чар, 
липучим сладострастьем заболевшим.

Все, оказавшиися вне молитв святых,
вне прав, вне покровителей, вне веры,
рыдают о предательствах своих,
страдают от обычаев чужих,
пусты глаза их, а поступки – серы.

И это заставляет их искать
храм внутренний – благоговенье к Богу,
просить для возвращенья благодать,
всех невведённых впредь не осуждать,
переменяться в корне понемногу.

 

 

О ВСТРЕЧАХ

Встречи, встречи...Из глубин незнанья,
незнакомства, непересеченья 
выплыли глазастые созданья,
данные для нашего леченья.

По словам священного ученья –
волос не встречается с землёю,
если Бог не даст благословенья.
А тем более душа с другой душою.

Встречи, встречи...Из пучин разлуки,
странствий, нехорошего молчанья
показались машущие руки,
слышен звук сердечного стучанья.

Благодатно таинство скучанья!
С близкой вечностью, с далёкою семьёю
встречи ждём, как юные венчанья,
как разведчик время стать собою.

Встречи, встречи... Если первый встречный 
выслушает откровенье боли –
перестанет укорять увечный
всех в своей неразделённой доле.

 

МЕЧ И МЯЧ

 

Меч – я, меч – ты, все-все вокруг мечи - мы.
Но сломанные, ржавые, без ручек.
Почти у всех есть справки и причины
для опозданий, слабостей, отлучек.

Мечты мои о радостных сраженьях
за правду, за людей – лежат, пылятся.
"Мечтать - не вредно" – в этих выраженьях
нас успокаивают, чтобы посмеяться.

Но вредно – все мечты вложивши в ножны,
жить мелочась, метать к копытам бисер.
Мечты, не то́ченные в испытаньях –ложны,
мертвы, как строки недошедших писем.

А надо так: чтобы семечко с мечтою,
посеянное поутру у свечек,
к обеду мачтовой взлетало высотою.
И обрастало парусом под вечер.

Мечта пять раз, как новая мечеть,
должна вопить над спящими дворами,
колоколами каждый час звенеть
над скрытыми талантами, дарами.

АНО «Паломнический центр». Наш адрес: 119192, г. Москва, Мичуринский проспект, дом 8 строение 1. Тел.: +7 (495) 363-35-84
©2015-2017 АНО «Паломнический центр». Авторские права защищены. Пользовательское соглашение.