Англичанин с русской душой

 

Оксфорд - город студентов и ученых.

Чарльз Гиббс в молодости.

Царское село.

 

Чарльз Гиббс и цесаревич Алексей.

Чарльз Гиббс и великая княжна Анастасия.

Царская семья в ссылке.Тобольск.

Подвал Ипатьевского дома, где была расстреляна царская семья.

Архимандрит Русской Православной Церкви отец Николай (Чарльз Гиббс).

Православный храм в честь святителя Николая в Оксфорде.

Могила отца Николая. Кладбище Хэдингтон.

 

В Оксфорде на кладбище Хэдингтон  покоится прах Чарльза Сиднея Гиббса - учителя цесаревича Алексея.  Бесстрашный англичанин, последовавший за царской семьей в ссылку, всю свою жизнь посвятил прославлению святых царственных страстотерпцев. 

 

…В  семье Романовых  молодой учитель английского языка появился в 1908 году. Его пригласили, чтобы поправить произношение великих княжон, говоривших с шотландским акцентом. «Сидней Иванович», как шутливо называли наставника дети, быстро завоевал расположение  всех членов семьи, включая и четырехлетнего цесаревича. 

 

 Алексей  часто заходил в класс во время занятий. «Он … осматривался, - пишет Гиббс в своих воспоминаниях, -  и затем серьёзно жал руку. Но я не знал ни слова по-русски, а он был единственным ребенком в семье, у которого не было английской няни с рождения, и он не знал ни одного английского слова. В тишине мы жали руки, и он уходил». Когда наследник престола подрос, Чарльз Гиббс стал давать уроки и ему. Так продолжалось вплоть до марта 1917 года. 

 

Известие об отречении Государя от престола Гиббс воспринял очень болезненно. Чтобы узнать хоть какие-то новости, он покинул Царское село и отправился в Петербург. Но вернуться обратно  уже не смог – во дворец охрана его не пустила. Когда Романовых отправили в ссылку, Чарльз Гиббс без колебаний последовал за ставшими близкими ему людьми в Тобольск. Он был последним из тех, кому удалось получить разрешение присоединиться к царской семье. 

 

В ссылке Гиббс продолжил занятия с тремя младшими княжнами и цесаревичем Алексеем. Но в апреле 1918 года учебу пришлось прервать – стало известно о скором отъезде царской семьи. День прощания Чарльз Гиббс вспоминал так: «Говорили мало…  Это было торжественное и трагичное расставание. На рассвете вся прислуга собралась на застекленной веранде. Николай пожал каждому руку и каждому что-то сказал, и мы все поцеловали руку Императрицы».  

 

Сопровождать Романовых на новое место ссылки Гиббсу не позволили, но он всё же приехал в Екатеринбург и несколько дней жил в железнодорожном вагоне в надежде, что вновь представится возможность быть полезным царской семье. Этим надеждам не суждено было сбыться. До гибели императорской четы и их детей оставались считанные дни… 

 

Когда белая армия вошла в Екатеринбург, Гиббс активно помогал следователю Николаю Соколову в расследовании  страшного злодеяния. Он собирал доказательства преступления, копировал показателей свидетелей и хорошо понимал, что стал обладателем опасных знаний, которые могли стоить ему жизни. Но как иначе? Картину происшедшего необходимо было восстановить по горячим следам. В этом Гиббс как близкий к царской семье человек видел свой прямой долг.  

 

В 1919 году бывший наставник цесаревича поступил на службу в британскую миссию, с которой спустя несколько лет прибыл в Харбин. Этот город стал поворотной вехой в судьбе Чарльза Гиббса. Здесь он стал посещать православные богослужения и впервые всерьёз задумался о том, что дала ВЕРА царской семье и где истоки того смирения, с каким Николай Александрович, Александра Фёдоровна и их дети переносили выпавшие на их долю страдания. 

 

Лучше всего об отношении Романовых к Православию говорят строки из прощального письма великой княгини Ольги, написанного незадолго до гибели. «Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет еще сильней, но что не зло победит зло, а только любовь». 

 

Эту выстраданную императором  истину Чарльз Гиббс принял всем сердцем лишь спустя шестнадцать лет после гибели царской семьи. В 1934 году в возрасте 58 лет он принимает Православие. Новые чувства переполняют Гиббса, и он делится ими в письме к сестре: это «почти как возвращение домой после долгого путешествия».  

 

В Святом Крещении Чарльз Гиббс получил имя Алексий – в память о цесаревиче Алексее, но уже в следующем году он принимает монашеский сан с именем Николай – в память об императоре Николае II. Тогда же становится сначала диаконом, а затем священником.

 

Лишь в 1937 году иеромонах Николай по благословению своего духовного наставника архиепископа Нестора приезжает на родину, где не был уже много лет. Возвращаться в страну, где с радостью восприняли весть об отречении Николая II, он до сих пор не хотел. Но теперь есть ясная цель – возрождать православные традиции на английской земле. В 1938 году в Англию приезжает архиепископ Нестор. Он посвящает отца Николая в архимандриты и возлагает на него митру.  

 

Самая большая мечта отца Николая – основать в Англии православный монастырь. Но почва для этого ещё не готова, англичане слишком далеко ушли от Православия. В 1941 году, когда  страну наводнили эмигранты, ситуация поменялась. Отцу Николаю предлагают организовать православный приход в Оксфорде, куда съехались ученые, журналисты, художники. Однако постоянного места для совершения богослужений  у прихода нет. В 1946 году отец Николай на свои собственные сбережения выкупает здание колледжа под храм.  

 

Когда закончились хлопоты, связанные с ремонтом, по стенам были развешены иконы, подаренные отцу Николаю царской семей. В центре храма появилась люстра с лилиями, висевшая когда-то в спальне Ипатьевского дома. А в алтарь отец Николай поставил ботинки Николая II, которые хотел передать ему при случае, но этот случай так и не представился. 

 

В отдельной комнате  разместились личные вещи Романовых: тетрадки Марии и Анастасии, пенал и колокольчик цесаревича, несколько листков с меню из Тобольска. А ещё - фотографии, сделанные Гиббсом в Царском Селе. Они лучше всяких слов говорили о том, какие были в обычной жизни облаченные высокой властью люди. 

 

Вспоминая императора Николая II, отец Николай писал: «Он был человеком, у которого не было низменных качеств… Глаза его были настолько ясными, что, казалось, он открывал вашему взгляду свою душу. Душу простую и чистую…Никто больше так не мог смотреть…» 

 

До конца своих дней  отец Николай оставался верен памяти царской семьи, которая стала и его семьёй. О том, что эти связи неразрывны, говорит такой удивительный факт. Над кроватью отца Николая висела икона, которая когда-то принадлежащая императорской чете. Со временем образ потускнел, но за три дня до кончины архимандрита краски на иконе обновились, и она, по словам очевидцев, стала вся светиться.  

 

Похоронили отца Николая на кладбище Хэдингтон. Его могилу среди других захоронений выделяет большой православный крест, выбитый на камне. 

 

 …Помолившись на месте упокоения этого удивительного англичанина, ставшего архимандритом Русской Православной Церкви, вспомним и святых праведных страстотерпцев, чей духовный подвиг перевернул всю жизнь простого учителя английского языка. 

 

Паломнический центр » Статьи » Страны » Англичанин с русской душой