К СВЯТОЙ НИНЕ

 

Веков семнадцать протекло с поры,
когда равноапостольная Нина
низвергла первых идолов с горы,
Крест водрузив в поющий ум грузина.

И вот я здесь, у Мцхеты, где Кура
сливается с Арагви (вспомни "Мцыри").
Вино сливается с обилием добра,
ветров мелодии с журчанием псалтыри.

Хурмы и мандаринов огоньки
поставлены перед иконой тучи.
Маслины смотрят в зеркало реки.
Как воины седые встали кручи.

Идёт декабрь, но изобилье роз
вплетается в безлиственности строгость.
В годины гроз произведенья лоз
не дали пасть в отчаяния пропасть.

Хитон Господень, скрытый под землёй,
всех одевает, греет, утешает.
Врагов, ползущих к Грузии змеёй,
Георгий поражает и прощает.

 

 

   К поющей радости намоленных садов,
   как к русской дали, подмешали боли -
   не все из Нининых и Ольгиных сынов
   стоят в небесном и земном соборе.

   Страшнее нет картины, чем грузин,
   серб, русский, грек без крестика на сердце.
   И здесь кого-то дьявол поразил –
   в иверцах есть неверцы, иноверцы.

   Святая Нина, чем тебе помочь
   в печали о земле тобой любимой?
   Ты этот край обходишь день и ночь,
   всех призывая в Свет Незаходимый.

   Прими ж мою грошовую свечу,
   как выстрел в битве с тьмою вековою.
   В твоих боях участвовать хочу,
   но весь изранен на войне с собою...