ДУЭЛЬ

 

 

В день смерти Пушкина 
пригрезилась дуэль.
Повестки вызовов 
на полочке пылятся.
Дел канитель, финансовая мель
препятствуют решительно подраться.

Вот вызов плоти. Нагло оскорбив
прожорливостью трепетную душу,
брюшко разнежилось, про вечное забыв.
Убить бы лень. Но я, чего-то, трушу.

Вот вызов современности орёт:
"Ты - скот, ты - бес, ты - робот приэкранный!"
Стрельнуть бы речью 
в сладострастный сброд.
Но я молчу, тушуюсь, окаянный.

Вот лживое начальство, разпознав
застенчивых, доходы состригает
на содержание уродливых забав.
Не спорю. Наказание пугает.

Вот дьявол рассмеявшийся повёл
родных моих в позорнейшее рабство.
А я в себя молитвенно ушёл.
Пропало мужество. Произрастает бабство.

                                                                                                                 Смущает дождь насмешливых плевков.
                                                                                                                 Когда же поведу себя к барьеру,
                                                                                                                 чтоб пулей подвигов, 
                                                                                                                 клинком Господних слов
                                                                                                                 сразиться за любовь, за честь, за веру?

                                                                                                                 Едва ли зло я полностью сражу.
                                                                                                                 Но противлением наивным, 
                                                                                                                 слабым, детским
                                                                                                                 неравнодушие тщедушных покажу,
                                                                                                                 как подобает школьникам советским.