При дверях Рая

«О, красота моя Оптинская! О, мир, о, тишина, о, безмятежие и непреходящая слава Духа Божия… О, благословенная Оптина!»

Широко известны эти строки русского духовного писателя Сергия Нилуса, прожившего при обители пять лет, с 1907 по 1912 год. Известный художник Д.М. Болотов, ставший впоследствии иеромонахом Даниилом, который подвизался в Иоанно-Предтеченском скиту монастыря, дал свое емкое определение: «Скит наш есть своего рода станция от земли к небу».

Когда, перекрестясь, вы входите в ворота святой обители, ни с чем не сравнимое чувство охватывает вас. Совсем иной строй жизни, лица, взгляды и слова. И почти физическое присутствие великих старцев. Преподобные Лев, Макарий, Иларион, Амвросий, Варсонофий, Анатолий, Нектарий – кажется, именно они принимают вас в гостях, их живыми молитвами можно получить утешение и вразумление.

 

Жив и здрав

Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь расположен в стороне от больших дорог – два километра от Козельска Калужской области и 300 км от Москвы. Дорога к обители пересекает реку Жиздру и тянется вдоль монастырской рощи. Интересно, что само название Жиздра получилось от двух слов: «жив» и «здрав». Так перекликались часовые в русском войске на берегу этой реки, где проходила пограничная засека с Польшей. Когда-то здесь стояли сплошные дремучие леса, ныне – перелески, рощи, живописные речные обрывы.

Точная дата и даже век основания Оптиной неизвестны. По одной версии монастырь был основан князем Владимиром Храбрым, по другой (отсюда название Макарьевская пустынь) – покаявшимся разбойником Оптой, ставшим в постриге монахом Макарием. Но есть и иная трактовка названия: обитель была в древности общей для монахов и монахинь, что и называлось «оптиной».

До конца XVIII столетия история Оптиной отрывочна. Первые сведения относятся к XV веку, в Смутное время она была разорена польско-литовскими отрядами, в 1629 году возобновлена – в это время здесь была деревянная церковь, шесть келлий и 12 человек братии. Сам Царь Михаил Федорович пожаловал Оптиной мельницу и землю под огороды в Козельске. Спустя шестьдесят лет местные бояре, братья Шепелевы, построили Введенский собор. И тут грянули петровские реформы – мельницу забрали, рыбную ловлю запретили, обитель начала беднеть. В 1724 году как «малобратный монастыр» Оптина указом Синода была и вовсе упразднена.

Однако уже через два года по ходатайству стольника Андрея Шепелева монастырь был восстановлен. Вернули и мельницу.

 

Скит

Стараниями митрополита Московского Платона (Левшина), а затем епископа Калужского Филарета (Амфитеатрова) Оптина Пустынь в начале XIX века превратилась в крепнущий общежительный монастырь, который отец Павел Флоренский называл «духовной санаторией многих израненных душ».

При Филарете в монастыре был основан скит во имя святого Иоанна Предтечи. До этого в глубине монастырского леса на малой пасеке подвизался схимонах Иоанникий с двумя другими братьями Мисаилом и Феофаном. После смерти Иоанникия Филарет решил пригласить на опустевшее место отшельников, которые молились в тишине Рославльских лесов. 6 июня 1821 года дружина отшельников под предводительством инока Моисея, покинув Рославльские леса, отправилась в Оптину Пустынь, сопровождаемая благословениями своих старцев. Братья наравне с наемными рабочими участвовали в устройстве скита – валили сосны и корчевали пни. Постепенно по сторонам построенного храма возникали отдельные домики. Были посажены плодовые деревья. Именно здесь, в скиту, и зародилось старчество, сделав это место «духовным сердцем» Оптиной.

 

«Это кающийся»

Основателем и вдохновителем старчества («института» на православной Руси тогда изрядно забытого) стал иеросхимонах Лев (Наголкин).

Вдохновляло отца Льва и его ученика отца Макария (Иванова) наследие преподобного Паисия Величковского – молдавского старца, возродителя духовного делания в монашестве. Вместе с группой единомышленников-мирян монахами Оптиной были впервые изданы на русском языке переводы с греческого великих аскетов древности: Исаака Сирина, Макария Великого, Иоанна Лествичника, сделанные отцом Паисием.

1862–1891 годы – время расцвета старческого служения отца Амвросия (Гренкова), за советом и утешением к которому стекались люди всех сословий и возрастов со всей России. Именно отец Амвросий стал прообразом знаменитого старца Зосимы в «Братьях Карамазовых» Ф.М. Достоевского. После смерти трехлетнего сына писатель отправился в Оптину. Ему удалось несколько раз побеседовать со старцем, который впоследствии отозвался о Федоре Михайловиче так: «Это кающийся». Многие иностранцы и иноверцы, посещавшие обитель, под влиянием отца Амвросия и других оптинских отцов принимали Православие прямо в монастыре.

Другой великий старец – схиархимандрит Варсонофий (Плиханков). Его духовный сын, митрополит Трифон (Туркестанов), после смерти старца говорил о нем: «Ты умел только любить, только творить добро…» Отец Варсонофий сильно страдал от того, что не смог в последний момент принять покаяние, примирив с Церковью великого писателя и ересиарха графа Л.Н. Толстого. Отца Варсонофия, приехавшего по просьбе умиравшего Льва Николаевича, не допустили к писателю родственники и секретарь Чертков.

 

Проводники духа

Русская культура и Оптина Пустынь – огромный пласт, не осмысленный до конца. Один перечень наших великих писателей, ученых, композиторов, художников, приезжавших сюда в XIX, начале XX века для беседы со старцами, занял бы не одну страницу. Важно, что после этих бесед и проживания в обители многие кардинально менялись, становясь деятельными «проводниками» православного духа в миру. Так, Н.В. Гоголь, приехавший в Оптину по совету Киреевского к старцу Макарию, свидетельствовал, что «вошел к старцу одним, а вышел другим». Поэты В.А. Жуковский, Ф.И. Тютчев и князь П.А. Вяземский, писатели И.С. Аксаков, И.С. Тургенев, философы К.Н. Леонтьев и С.М. Соловьев, композитор П.И. Чайковский, ученый А.Л. Чижевский и будущий маршал Г.К. Жуков, конечно, в разной степени глубины усваивали духовные уроки Оптиной. Но многие из тех, кто здесь побывал – от простолюдинов до членов императорской фамилии и даже советских чиновников, – воспринимали кроткие наставления старцев как руководство к действию, становились их духовными чадами.

 

Вид сверху

Внешне Оптинский монастырь – это своего рода величественный белый кремль с крепостными стенами и семью башнями. На западной стороне возвышается четырехъярусная колокольня в готическом стиле. В плане монастырь почти квадратный, в нем восемь действующих храмов. В центре – главный Введенский собор, в котором почивают св. мощи преподобных Амвросия и Нектария, а также особо почитаемая Казанская икона Божией Матери. На юге – Казанская церковь, в которой можно поклониться мощам преподобных старцев Моисея, Антония, Исаакия I. На востоке – Владимирский храм с мощами прпп. Льва, Макария, Илариона, Анатолия (Зерцалова), Варсонофия, Анатолия (Потапова), Иосифа. В Преображенском храме покоятся мощи прп. Рафаила (Шейченко). На севере обители возвышается церковь прп. Марии Египетской, в которой хранится частица мощей этой святой.

В течение дня Введенский, Казанский, Владимирский и Преображенский храмы всегда открыты. В скит же можно попасть только трудникам-мужчинам после предварительного собеседования. Исключение составляет келья старца Амвросия, которую паломники могут посещать в определенное время.

Рядом с монастырем на берегу Жиздры действует св. источник прп. Пафнутия Боровского с купальней, куда вереницей тянутся паломники после монастырских служб. В Оптиной издавна хранилась и почиталась древняя икона этого святого и существовала традиция каждый год совершать на родник крестные ходы – 1 мая и 14 сентября.

 

Текст Андрея Самохина, фото Михаила Бибичкова

 

 

Интересные факты об Оптиной Пустыни

 

В Российской Империи перед Октябрьским переворотом было более 1000 монастырей и около 100 тысяч храмов, однако поток богомольцев, минуя «свои» храмы, устремлялся в далекую Оптину, испытывая немалые трудности в пути.

 

Духовник Марфо-Мариинской обители и преподобномученицы Великой княгини Елисаветы Феодоровны - архимандрит Сергий Серебрянский – был духовным сыном преподобного Анатолия Оптинского, младшего.

 

В Оптиной Пустыни после 1917 года несколько лет жил личный врач императора Николая II А.В. Казанский, служивший прежде на императорской яхте «Штандарт». После побега из плена он лечил оптинских монахов.

 

Лев Толстой шесть раз приезжал в Оптину Пустынь, один раз пришел сюда пешком из Ясной Поляны. На смертном одре Лев Николаевич послал в Оптину телеграмму с просьбой прислать к нему оптинского старца. К писателю приехал преподобный Варсонофий, один из самых знаменитых подвижников России начала XX века. Но близкие Толстого, включая его секретаря Черткова, не допустили старца к умирающему.

 

В конце 1927 года к оптинским старцам приезжали будущий маршал Г.К. Жуков и Г.М. Маленков, впоследствии председатель Совета министров СССР.

 

 

Материал впервые опубликован в журнале "Православный паломник" №10, 2014


Паломнический центр Московского Патриархата предлагает вам совершить поездки по России в группе или по индивидуальному заказу.

Дата: 20.04.2015 15:06

Почитайте ещё:


Паломнический центр » Статьи » Место » Оптина пустынь
АНО «Паломнический центр». Наш адрес: 119192, г. Москва, Мичуринский проспект, дом 8 строение 1. Тел.: +7 (495) 363-35-84