В Гефсиманском скиту, который когда-то был местом уединенной молитвы лаврских монахов, сейчас многолюдно даже в будние дни. Всегда есть желающие помолиться и принять участие в  таинстве соборования в этом удивительном месте.

В подражание Преподобному Сергию

…Кому доводилось подниматься на колокольню скита, утверждают, что от здешних видов захватывает дух. Вокруг, куда ни посмотри, уходящие за горизонт леса. А под краснокирпичными монастырскими стенами, ярко выделяющимися на фоне пышной зелени, сверкает гладь Гефсиманских прудов. Скит расположен на восточной окраине Сергиева Посада, всего в трех километрах от Лавры.

Он был основан в 1843-1844 годах наместником монастыря Антонием (Медведевым) и святителем Филаретом (Дроздовым) в память о Гефсимании – месте уединенной молитвы Христа о роде человеческом. Число желающих жить в скиту очень скоро превысило четыреста человек. Так в середине ХIХ века в Исаковской роще возникло целое поселение монахов.

Помимо обычных молитв в обители днём и ночью звучала Давидова псалтирь. Быт в подражание преподобному Сергию Радонежскому был устроен предельно просто, если не сказать аскетично. Даже подсвечники и церковная утварь были здесь деревянные. Святитель Филарет, любивший бывать в скиту, считал, что скромность в монашеской жизни – необходимое условие для спасения. «Простота… есть надежда скита, – говорил он. – Да сохранит сие Господь».

Божий человек с голубком

В 1847 году здесь поселился блаженный Филиппушка Хорев, с именем которого связано появление пещерной части скита. Он был родом из владимирских крестьян, когда-то имел жену и детей, но, взяв на себя подвиг юродства, оставил семью и отправился странствовать по Руси.

На коптском языке слово «скит» означает пространную равнину, дикую песчаную местность (пустыню). В таких местах в первые века христианства стали поселяться отшельники, искавшие полного уединения.

Зимой и летом Филиппушка ходил босой, в тряпье, не скрывавшем вериг на теле. И никогда не расставался с тяжелым железным посохом, украшенным медным голубем, который был для него символом добра и кротости. Филиппушку так и звали – Божий человек с голубком.

В своих странствиях Филипп обошел всю Западную Русь, бывал в Киеве и так проникся духом пещер Киево-Печерской Лавры, что решил основать свою подземную обитель. Гефсиманский скит показался ему самым подходящим для этого местом.

Испросив разрешение на «копание погребка», Филиппушка принимается за работу. Через четыре года на глубине шести с половиной метров появляется большой храм с галереей, в которой были вырыты тесные пещерки для монахов не более сажени в ширину. «Господь да просветит ищущих в темноте пещерной», – такими словами митрополит Филарет благословил рождение нового пещерного скита.

Затворники годами не поднимались на поверхность. Пищу им доставляли монахи, жившие в братском корпусе наверху. В подземных кельях печки не предусматривались, и отшельники согревали себя лишь своим дыханием и теплом лампадки, горевшей перед иконами. Спали прямо на земле или в лучшем случае на досках.

Гробница блаженного схимонаха Филиппа

Чудотворная святыня

 

Но почему Гефсиманский скит называют еще и Черниговским? В 1852 году дворянка Александра Григорьевна Филиппова пожертвовала в пещерный храм Архангела Михаила Черниговскую икону Божией Матери, перед которой усердно молилась еще в детстве. Вскоре началось чудесное прославление иконы.

Самое явное и документально подтвержденное чудо связывают с именем крестьянки из Тульской губернии Феклы Адриановой, которая в течение восьми лет была полностью парализована. В 1869 году, совершая паломничество по святым местам, она прибыла в Гефсиманский скит. Когда недвижимую женщину поднесли к Черниговской иконе, больная, по ее собственному признанию, почувствовала некий страх и огромную радость. «Отпустите меня», – попросила Фекла своих спутниц, сама встала на ноги, а затем упала перед иконой на колени. После горячей молитвы исцелившаяся больная самостоятельно покинула храм.

Узнав о чуде, уже на следующий день митрополит московский Иннокентий прибыл в скит и повелел совершить перед иконой молебное пение. С того дня до начала ХХ века по молитве перед иконой совершилось более ста чудес.

Сын утешения

Именно так с еврейского переводится имя Варнава, которое получил при пострижении в мантию рясофорный послушник Гефсиманского скита отец Василий (Меркулов). В шестидесятых годах ХIХ века старца Варнаву знали даже в отдаленных уголках России.

Возле кельи старца Варнавы каждую весну распускается целая поляна подснежников. «Охраняет» избушку проворная белка, которая вот уже несколько лет живет здесь сама по себе среди вековых елей.

…Мысли о монашестве посещали Василия еще в ранней юности, когда в свободные от работы часы он торопился в Троице-Одигитриеву Зосимову пустынь, чтобы помолиться вместе с монахами и помочь им по хозяйству. Василий обучался слесарному мастерству и чинил в монастыре несложные механизмы.

Осознанное же решение посвятить себя служению Богу пришло в девятнадцать лет, во время паломничества в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. У мощей преподобного Сергия юношу вдруг охватила такая глубокая и всеобъемлющая радость, неведомая ранее, что он уже не мыслил свою жизнь вне стен Лавры.

Через год, получив родительское благословение, Василий поступил в монастырь. Спустя некоторое время его благословили переселиться в Гефсиманский скит, где духовным отцом молодого послушника стал известный старец Даниил – строгий постник и молитвенник, подражавший подвигу первых святых.

Рака с мощами преподобного Варнавы Гефсиманского

«Питай алчущих»

Был у инока Василия еще один наставник – отец Геронтий, с которым он был знаком по Зосимовой пустыни. Вслед за своим воспитанником Геронтий пришел в Лавру и принял схиму с именем Григорий.

В конце жизни, провидя будущее Василия, старец Григорий завещал ему с любовью и «без различия чинов» принимать всех, кто будет приходить в его келью за помощью и наставлениями. При этом он подал своему ученику две большие просфоры и сказал: «Сим питай алчущих – словом и хлебом, тако хощет Бог!»

А спустя три года, в 1865 году, на руках Василия отошел ко Господу отец Даниил, который, как и отец Григорий, видел в этом иноке особые духовные дары. Перед смертью он благословил своего келейника Василия на подвиг старчества.

Народный духовник

Кто хоть раз бывал на исповеди у старца Варнавы, всю жизнь потом хранил в душе сильное духовное впечатление от встречи с праведником. Каждого – богатого и бедного, молодого и старого – он встречал словом «деточка». И для каждого находил единственно правильные слова утешения. Батюшка без труда читал в душе человека скрытые помыслы, все его пророчества сбывались с абсолютной точностью. 

В ХIХ веке на территорию Черниговского Гефсиманского скита вход женщинам был разрешен только раз в год – на Успение Пресвятой Богородицы.

От бесконечного потока страждущих он изнемогал физически, временами у него пропадал голос, но как воин Христов никогда не терял бодрость духа. Помня завет своих духовных учителей, старец никому не отказывал в поддержке и принимал иногда до тысячи (!) человек в день. Когда батюшка выходил к людям, ожидавшие приема так плотно смыкали свои ряды в надежде обратить на себя внимание, что нередко приходилось взывать к их разуму и терпению.

Однажды в густой толпе старец заметил одного молодого человека и, глядя на него, вдруг спросил: «Где тут лаврский монах?» Молодой человек смутился. «Я не лаврский монах, я из Белых Берегов». «Знаю, ты жил там, а теперь будешь жить в Лавре». И с этими словами ввел молодого человека в свою келью. Это был будущий духовник лаврской братии, известный схиархимандрит Захария, которому предстояло быть в Троице-Сергиевой Лавре до самого конца, вплоть до ее закрытия большевиками.

В другой раз старец Варнава выделил среди всех Илью Четверухина, пришедшего к монаху за духовным советом. Обнял его по-отечески и сказал: «Милый ты мой, подвижник, исповедник ты Божий». Молодой человек растерялся: что бы это значило?

Прошли годы. При большевиках Илья Четверухин стал настоятелем московского храма святителя Николая в Толмачах, претерпел множество гонений и принял мученическую смерть в одном из пермских лагерей.

Визит императора

В начале 1905 года страна была охвачена революционными волнениями, и в этот трудный для России момент скромную келью старца Варнавы посетил император с семьей. Сохранилось предание о том, что старец, как и преподобный Серафим Саровский, предвидел мученическую кончину Николая II и благословил его на терпеливое несение креста тогда, когда Господу будет угодно этот крест на него возложить.

Подвижник и молитвенник, преподобный Варнава предсказывал судьбы не только отдельных людей, но и всей России. Он точно знал, какая участь постигнет Русскую Православную Церковь в наступившем ХХ веке. «Преследования против веры будут постоянно увеличиваться, – говорил старец. – Неслыханное доныне горе и мрак охватит всё и вся, и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу будет терпеть, то тогда наступит освобождение. И настанет время расцвета. Храмы опять начнут воздвигаться. Перед концом будет расцвет».

Но сам батюшка до страшных времен не дожил. Он отошел к Господу в феврале 1906 года. Его праведная смерть потрясла многих: старец скончался в алтаре с крестом в руке, стоя на молитве. Хоронили отца Варнаву при огромном стечении народа: пришли лаврские монахи, многочисленные духовные чада и просто почитатели старца. Последним местом упокоения праведника стала пещерная Иверская часовня, в которой он при жизни часто молился.

В 1995 году иеромонах Варнава (Меркулов) был причислен к лику местночтимых святых Московской епархии в сонме Радонежских святых. После обретения его мощей из могилы забил живоносный источник, который многим дает исцеление от душевных и телесных недугов.

Безбожный, двадцатый…

После революции 1917 года предсказания старца Варнавы стали сбываться. В 1924 году советские власти окончательно запретили богослужения в Гефсиманском скиту. Его последний настоятель игумен Израиль был отправлен в ссылку, где и скончался в начале пятидесятых годов.

Известно, что в 1946 году по распоряжению правительства была открыта Свято-Троицкая Сергиева Лавра, но о возвращении верующим скита речь не шла. Более того – в начале пятидесятых годов на его территории  расположилась воинская часть, для благоустройства которой были взорваны все сохранившиеся до той поры строения. Уцелела лишь часть монастырской ограды и деревянная келья старца Варнавы, что само по себе было уже чудом.

Пещерный храм в Гефсиманском скиту

«Нерушимая стена»

Все эти годы лаврские монахи неустанно молились о возрождении скита перед Черниговским образом Божией Матери, находившейся в то время в притворе Троицкого собора, и совершали регулярные панихиды на месте упокоения старца Варнавы. Их молитвы были услышаны, скит стал поэтапно передаваться Лавре, и в 1990 году в нем возродилась монашеская жизнь.

По чертежам, рисункам, фотографиям и другим документам удалось практически полностью восстановить уникальный архитектурный ансамбль скита, главное украшение которого – Черниговский собор, созданный в псевдорусском стиле, и пятиярусная колокольня.

Хороши и замысловатые монастырские башенки с золотыми ангелами, украшающие монастырскую ограду, которая, хочется верить, теперь встала здесь нерушимой стеной. Именно так – «Нерушимая стена» – называется и образ Пресвятой Богородицы, который наряду с Черниговской иконой почитается в скиту чудотворным.

Людмила Дианова, фото Владимра Ештокина

Дата: 01.03.2017 11:25

Почитайте ещё:


Паломнический центр » О паломничестве » Место » В пещерах, близ Лавры
АНО «Паломнический центр». Наш адрес: 119192, г. Москва, Мичуринский проспект, дом 8 строение 1. Тел.: +7 (495) 363-35-84