Сила соловецкая

 

До революции слово "Соловки" было созвучно со словом "богомолье"

До революции слово «Соловки» было созвучно со словом «богомолье»

 

Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие, конец XVII - начало XVIIIвека

Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие, конец XVII — начало XVIIIвека

 

Митрополит Филипп, 1653 г.

Митрополит Филипп, 1653 г.

 

Филипповские садки для размещения рыбы

Филипповские садки для размещения рыбы

 

Территория Соловецкого монастыря - это пятиугольник, вытянутый с севера на юг на перешейке между гаванью Благополучия и Святым озером

Территория Соловецкого монастыря — это пятиугольник, вытянутый с севера на юг на перешейке между гаванью Благополучия и Святым озером

 

Крестный ход вдоль стен монастыря

Крестный ход вдоль стен монастыря

 

В XV веке трудно было предположить, что основанная на диком острове окраинная обитель, затерянная в холодных водах Белого моря, станет перекрестком судеб многих выдающихся деятелей нашей истории, а Беломорье превратится в передовой в экономическом отношении регион.

Как все начиналось

Первыми пустынножителями на Большом Соловецком острове в 1429 году стали преподобные Савватий и Герман, в суровых испытаниях и лишениях они провели здесь шесть лет. После смерти преподобного Савватия на остров прибыл для совершения духовного подвига новый инок Зосима. Герман и Зосима нашли подходящее место для основания обители — возле пресноводного озера и недалеко от удобной морской бухты. Вскоре на Соловки стали стекаться монахи и миряне, искавшие праведной жизни.

Менее чем через полтора столетия, после того как молитва иноков впервые зазвучала на Соловках, обитель превратилась в настоящую столицу Западного Беломорья — религиозный, административный и хозяйственный центр края. Постепенно ее влияние распространилось еще шире — почти на весь поморский Север. Сильнее всего оно ощущалось с середины XVI до середины XVII столетий. Вспоминая о том времени, поморы еще долго приговаривали: «Где только ни хозяйничала сила соловецкая!»

Чтобы выжить на диком острове, соловецкой братии приходилось много трудиться: копать землю, валить лес, рубить дрова, варить из морской воды соль, ловить рыбу, ходя на небольших судах по бурному и опасному морю, молоть привезенное с материка зерно (на Соловках оно не росло), печь просфоры и хлеб. Этот постоянный и напряженный физический труд со временем превратился в яркую черту духовной жизни на Соловках, стал восприниматься иноками как один из аскетических подвигов — наряду с молитвой и постом.

Пора наивысшего расцвета

Долгое время экономическая жизнь в этих местах существовала в зачаточной форме. Край был малолюден, некоторые поселения представляли собой временные промысловые становища. Все изменилось с появлением Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря, сумевшего создать мощное вотчинное хозяйство. Развиваясь, оно по-богатырски потянуло за собой всю экономику региона. В 1468 году власти Великого Новгорода передали братии все Соловецкие острова с промысловыми морскими угодьями. Состоятельные люди начали жертвовать монастырю вотчины на материке. Получив в свое владение земли на материке, Соловецкий монастырь начал развивать промыслы и ремесла. Он заводил собственное производство, в которое помимо монахов были вовлечены трудники и наемные работники. Монастырь поддерживал также и крестьян, желавших самостоятельно заняться каким-либо прибыльным делом, активно привлекал в регион рабочие руки, способствуя росту старых и возникновению новых поселений, организовывал крупный товарообмен, аккумулировал и распространял передовые для своего времени технологии и идеи.

О масштабе монастырского хозяйства в пору его наивысшего расцвета в середине XVII века могут свидетельствовать такие цифры. Ежегодно монастырь продавал более двух тысяч тонн соли (в то время очень дорогой), а его флот включал 23 ладьи и десятки менее крупных судов. Для управления таким хозяйством был создан сложный административный аппарат с центром на Соловках. На местах делами ведали монастырские приказчики и доводчики. В результате этой бурной деятельности экономика Беломорья получила мощный импульс, а его постоянное население значительно выросло.

 Не хлебом единым

Кроме сугубо хозяйственной деятельности монастырь вел в своих владениях миссионерскую работу среди нерусского населения, частично еще сохранявшего верность язычеству. В деревнях, где жили православные русские и карелы, возводились храмы и налаживалась приходская жизнь. Теперь, когда появилась возможность в своем собственном селе исповедовать грехи, венчаться, крестить детей, отпевать усопших и хоронить их в освященной земле, люди приучались смотреть на здешние места не как на чужеверную и дикую окраину Руси, а как на часть своего, освоенного мира.

Монастырь заботился и о нравах людей, вверенных его управлению. К примеру, в одной из игуменских грамот середины XVI века мирянам монастырских волостей строго запрещались азартные игры, винокурение и винопитие. Нарушителей ожидали штрафы или даже изгнание с монастырских земель. Во всех добрых переменах, которые случались в жизни монастыря и окружавших его вотчин, братия видела проявление воли Божией и следствие усердного заступничества преподобных Зосимы и Савватия.

Крупнейшая фигура соловецкой истории

Приходили эти перемены через конкретных людей — тех, которым Бог «споспешествует». Одним из них был игумен Филипп, будущий митрополит Московский, возглавлявший обитель с 1548 по 1566 год. После преподобных основателей монастыря он, без сомнения, явился крупнейшей фигурой в соловецкой истории. С его именем и было связано превращение Спасо-Преображенского монастыря из небольшой обители, известной лишь окрестному населению, в один из центров духовной и хозяйственной жизни страны.

Перечислим то главное, что было сделано игуменом Филиппом на Соловках. Он развернул грандиозное каменное строительство, переделав в камне, помимо прочего, два главных храма обители. Его попечением выстроены кирпичный завод и пекарня, проложены новые дороги, связавшие удаленные части Большого Соловецкого острова. Увеличился монастырский флот, на архипелаге начали возводить портовые сооружения, налажено производство одежды и обуви для братии, обустроены скотные дворы. При всем этом хозяйственные начинания отнюдь не затмевали для игумена собственно монашеской жизни. Он требовал от братии строгого исполнения обетов и сам показывал пример, бывая, по словам автора жития, «на всяк день собеседник Богу».

Филипповские садки

 

Среди разнообразных одаренностей игумена Филиппа, который видел в земных трудах глубокий духовный смысл, не последнее место занимал талант инженерный. Особого удивления заслуживают гидротехнические начинания игумена. По его повелению на Большом Заяцком острове была создана каменная гавань. А на Большом Соловецком острове каналами были соединены 52 озера, благодаря чему удалось поднять уровень Святого озера и устроить под монастырем подземные каналы, которые, кстати, действуют и сейчас.

Уникальным памятником технической мысли русского Средневековья являются так называемые Филипповские садки — закрытый морской пруд для содержания и разведения выловленной морской рыбы. Это был узкий залив, отделенный от моря двумя искусственными дамбами. Их сложили без связующего раствора и устроили таким образом, что, удерживая крупную рыбу, они пропускали через себя водные массы во время приливов и отливов, а вместе с ними — планктон и другой мелкий рыбий корм. Благодаря этому вода в садках не застаивалась, а помещенная в них выловленная рыба не страдала от голода. А соловецкой братии и трудникам садки позволяли не только иметь под рукой запас живой рыбы, но и во время непогоды воздерживаться от опасного рыболовного промысла.

 Лихие времена — не помеха

После вступления на российский престол Екатерины II государство в 1764 году присвоило себе все земли и хозяйственные заведения Церкви, собиравшиеся и создававшиеся ею на протяжении столетий. В одночасье лишился своих бескрайних материковых вотчин и Соловецкий монастырь. Однако привычка и любовь к труду, неизменно сохранявшиеся среди соловецкой братии, помогли сравнительно быстро перестроить монастырскую экономику. За несколько десятилетий на островах архипелага было создано множество новых производств и служб, обеспечивавших монастырь почти всем необходимым.

В 1822 году архимандрит Макарий основал на Соловках пустынь для молитвенного уединения монахов, которая через два десятилетия превратилась в настоящий райский уголок. В ней были построены отапливаемые теплицы, а позже разбит монастырский ботанический сад. Здесь, недалеко от Полярного круга, вызревали арбузы, дыни, персики и даже виноград, были устроены цветочные клумбы. На особом «аптекарском огороде» выращивали лекарственные растения, которые поступали в монастырскую больницу.

 Трудолюбие как духовное явление

В 60-е годы XIX столетия на Соловках появились собственные пароходы для перевозки паломников. При монастыре действовали разнообразные производства — свечное, кирпичное, лесопильное, кузнечное, каменотесное, кожевенное. Имелись также мастерские — иконописная, серебряных дел, малярная, колесная, сапожная, портняжная и другие. Незадолго до революции у самых стен обители появилась гидроэлектростанция.

Монастырское хозяйство достигло своего наибольшего развития к началу XX века. В это время Спасо-Преображенская обитель обладала налаженным сельским хозяйством с фермой, конюшнями, пастбищами, сенокосами и огородами. Соловецкие обитатели ловили рыбу и охотились за морским зверем, а монастырские суда отправлялись на промысел в другие районы моря, достигая далекого Мурмана. Обитель занималась судостроением, сама ремонтировала и обслуживала свой флот.

Можно только догадываться, сколь же велики были духовные достижения соловецких иноков, если даже внешнее проявление их трудолюбия поражает ум.

 Крестьянское царство

В монастырской экономике были заняты как сами монашествующие, так и приезжавшие на Соловки миряне, главным образом крестьяне. Возвращаясь в родные деревни, они уносили с собой новые знания и навыки. Специально для них монастырь создал несколько ремесленных школ, а для мальчиков-трудников — еще и особое детское училище, где преподавались церковные дисциплины и основы наук.

Знакомство с образцовым монастырским хозяйством оказывало благотворное воздействие на трудовой уклад материковых жителей. Писатель Василий Немирович-Данченко, побывавший в 1870-е годы в одной из деревень Олонецкой губернии, обратил внимание на некоторые не обычные в крестьянском хозяйстве приемы. Расспросив старика-крестьянина, он узнал, что село обязано этим Соловецкому монастырю, в котором перебывала в качестве добровольных рабочих большая часть здешнего населения.

Приезжавшим на Соловки трудникам и паломникам монастырь казался идеальным местом, лучшим человеческим обществом, которое только возможно на земле. Да и сама братия монастыря состояла по преимуществу из вчерашних крестьян — таких же, как они сами. На пороге революции монахи называли монастырь «крестьянским царством». Однако царству этому оставалось существовать недолго. Монастырь ждали трудные времена…

 Галина Дигтяренко