Загадка Донской иконы

 

Донская икона Божией Матери

Донская икона Божией Матери

Праведный царь Давид псалмопевец

Праведный царь Давид псалмопевец

Святой царь и пророк Соломон

Святой царь и пророк Соломон

Святой праведный Иоаким

Святой праведный Иоаким

Святая праведная Анна

Святая праведная Анна

Картуш рамы-иконы с надписью конца XVIII века

Картуш рамы-иконы с надписью конца XVIII века

Тропарь Донской иконе Божией Матери: Глас 4 Заступнице верных Преблагая и Скорая,/ Пречистая Богородице Дево!/ Молим Тя пред святым и чудотворным образом Твоим,/ да, якоже древле от него заступление Твое/ граду Москве даровала еси,/ тако и ны- не нас от всяких бед и напастей милостивно избави// и спаси души наша, яко Милосердая

 

 

Прикладываясь к чудотворному образу – главной святыне Донского монастыря, многие не догадываются, что под старинной серебряной ризой скрывается еще одна икона.

Ее довелось увидеть московским реставраторам, которые впервые за сто пятьдесят лет сняли с иконы ризу. Речь идет о живописной раме-иконе, выполненной в 1695 году мастерами Оружейной палаты Иродионом Спиридоновым и Иваном Ивановым. Называется она «Корень Иессеев».

Это своего рода генеалогическое древо, на ветвях которого изображены пророки, предсказавшие рождение Богоматери. Один из них (слева внизу) – пророк Иессей, отец царя Давида. У каждого в руках свиток с изречением.

В левой и правой частях рамы в полный рост изображены Иоаким и Анна – родители Богородицы. Вокруг Иоакима сад, в котором мирно уживаются львы, зайцы и лисицы. А в ногах у Анны мы видим огород, где разбиты аккуратные грядки с цветами и ягодами. Так символично на иконе переданы мужские и женские занятия.

Художники обнаружили, что пять-шесть сантиметров по бокам рамы вырублены топором, чтобы в середине поместился латунный ковчег. Выходит, изначально она предназначалась для другой иконы, но для какой – до сих пор загадка.

В 1698 году был построен Большой собор монастыря, и Донскую икону в раме поместили в местном ряду нового иконостаса, где она и пробыла вплоть до 1812 года. Французские солдаты, занявшие Москву, ограбили монастырь: с икон сняли драгоценные ризы. Но казаки, как известно, отбили церковное серебро у французов, и в 1816 году из него были сделаны новые ризы.

С тех пор серебряный оклад с Донской иконы снимали лишь однажды – в конце ХIХ века. Раму тогда поновили и снова накрыли ризой.

Под защитой Божией Матери

Донская икона Божией Матери предположительно была написана Феофаном Греком. Во время Куликовской битвы в сентябре 1380 года этот образ находился среди русских воинов, придавая им силы для борьбы с врагом. В память о великой победе на берегах Дона икона получила наименование Донская.

1 сентября — день празднования Донской иконы Божией Матери

Чудотворная икона отвела беду от русской столицы в 1591 году, когда многочисленное войско крымского хана Казы-Гирея вплотную подступило к Москве. Царь Федор Иоаннович затребовал в ставку чудотворную икону Божией Матери, прославившуюся на Куликовом поле. Икону обнесли вокруг Москвы, и царь молился перед ней в походной церкви всю ночь. А утром, еще до рассвета, ордынские воины, устрашенные какой-то невидимой силой, бросились бежать, оставив на поле сражения множество убитых и раненых, бросая по пути лошадей и обозы. Это было ровно 425 лет назад.

В благодарность Пресвятой Богородице за ее чудесное заступничество на месте походной церкви был построен каменный храм в честь Донской иконы Божией Матери – ныне это Малый собор Донского монастыря. Специально для него по повелению царя Федора Иоанновича с чудотворной иконы был сделан список, который и стал главной святыней обители.

Первообраз же сначала хранился в Успенском, затем в Благовещенском соборе Кремля, а ныне находится в Третьяковской галерее. Каждый год 1 сентября чудотворную Донскую икону в специальной капсуле-кивоте приносят крестным ходом в монастырь на поклонение.

Когда в мастерских Донского монастыря по благословению наместника монастыря епископа Бронницкого Парамона началась реставрация иконы, художница Екатерина Ерофеева обнаружила под ризой десяток записочек, видимо, с просьбами о помощи.

«В них было то сокровенное, о чем люди писали лично Божией Матери, и мы не решились их посмотреть, – рассказывает Екатерина. – Записки были очень плотно сложены в гармошечки. Удивительно, как люди находили малейшие щелочки в ризе, чтобы поместить в них эти записочки».

Вся рама под ризой была в копоти, и ее предстояло расчистить от потемневшей олифы. Было очень много восковых вставок – в ХIХ веке утраты на иконах обычно заливали воском. Но воск въедается в грунт, которым покрыта иконная доска, и разрушает его. Поэтому все восковые вставки заменили меловыми.

Совместно с реставраторами из Третьяковской галереи – Павлом Ерофеевым и Дмитрием Суховерковым – было проведено масштабное исследование иконы. Ее просветили в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, сделали рентген. Современные технологии позволили увидеть основу иконы – то, с чего начинал свою работу мастер в конце ХVI века. В ИК-лучах проступил удивительно красивый и легкий рисунок кистью – первоначальная прорись иконы.

Стало видно, что руки Божией Матери зацелованы до самого дерева. Икона была настолько почитаема, что краски в этих местах совсем не осталось. Сейчас пустоты закрывает только поздняя тонировка.

На тыльной стороне художники нашли кусочек шелковой красной материи от «рубашки». Такие рубашки раньше делали для особо почитаемых икон, чтобы они не пылились. С лицевой стороны икона была украшена серебряной басмой, но до наших дней это уже не дошло.

Тропарь Донской иконе Божией Матери: Глас 4
Заступнице верных Преблагая и Скорая,/ Пречистая Богородице Дево!/ Молим
Тя пред святым и чудотворным образом Твоим,/ да, якоже древле от него заступление Твое/ граду Москве даровала еси,/ тако и ныне нас от всяких бед и напастей милостивно избави// и спаси души наша, яко Милосердая

Крестный ход. «Лето Господне» Иван Шмелев

«Вот и “Донская” наступила. Небо – ни облачка. С раннего утра, чуть солнышко, я сижу на заборе и смотрю на Донскую улицу. Всегда она безлюдная, а нынче и не узнать: идет и идет народ, и светлые у всех лица, начисто вымыты, до блеска. Ковыляют старушки, вперевалочку, в плисовых салопах, в тальмах с висюльками из стекляруса, и шелковых белых шалях, будто на Троицу. Несут георгины, астрочки, спаржеву зеленцу, – положить под Пречистую, когда поползут под Ее икону в монастыре.

С этими цветочками, я знаю, принесут они нужды свои и скорби, всякое горе, которое узнали в жизни, и все хорошее, что видали, – “всю свою душу открывают… кому ж и сказать-то им!“» Иван Шмелев, «Лето Господне»

Ольга Стефонова

 

Паломнический центр » Статьи » Святыня » Загадка Донской иконы