Островитяне предпочитают молитву

 

Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла на острове Верхний

Храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла на острове Верхний

Четыре года назад был возобновлен крестный ход из Елизаровского монастыря на Талабские острова

Четыре года назад был возобновлен крестный ход из Елизаровского монастыря на Талабские острова.

Икона преподобного Досифея в Петропавловском храме. Фото Галины Дигтяренко

Икона преподобного Досифея в Петропавловском храме

Как-то у отца Николая (Гурьянова) спросили: «Скажите, а Россия возродится?»  «А она и не умирала», – ответил старец.

Как-то у отца Николая (Гурьянова) спросили: «Скажите, а Россия возродится?»
«А она и не умирала», – ответил старец

Две верхние иконы до революции украшали иконостас. местные жители спасли их от коммунистов и недавно возвратили в храм

Две верхние иконы до революции украшали иконостас. местные жители спасли их от коммунистов и недавно возвратили в храм

Петр I повелевал возить корабельный лес из Псковской земли и собирал мастеров с Талабских островов для строительства российского флота.

Петр I повелевал возить корабельный лес из Псковской земли и собирал мастеров с Талабских островов для строительства российского флота.

Это мест о называют Досифеевой горкой. Здесь молился преподобный Досифей

Это мест о называют Досифеевой горкой. Здесь молился преподобный Досифей

Крестный ход по воде

Крестный ход по воде

Христос причащает апостолов. Фреска на стене подземного храма

Христос причащает апостолов. Фреска на стене подземного храма

В темноте подземного храма одна за другой зажигаются свечи. Молитва здесь особенная.

В темноте подземного храма одна за другой зажигаются свечи. Молитва здесь особенная.

Настоятель Петропавловского храма иерей Сергий Демидов

Настоятель Петропавловского храма иерей Сергий Демидов

 

Небольшой островок Залита на Псковском озере, где жил знаменитый старец Николай Гурьянов, известен всему православному миру. Но есть среди Талабских островов еще одно место, куда верующему человеку просто необходимо заглянуть. Это остров Верхний. Расположен он как раз по дороге, вернее, по водному пути, ведущему к великому старцу.

…Когда плывешь на катере по озеру, вдруг увидишь впереди сияющие кресты, которые покажутся неестественно большими по сравнению с маковками куполов и потому особенно торжественными. На душе сразу станет радостнее после однообразного водного пейзажа и так захочется причалить к берегу, спуститься на землю и узнать – что же это за диво такое посреди Псковского озера?

Место это невероятно приветливо. Теплый песочек под ногами, душистое разнотравье, молодые елочки, березки, звенящий от чистоты воздух. Оказывается, мы в самом настоящем заповеднике – флора в этом месте уникальна, и потому островитяне изо всех сил берегут ее, нельзя сорвать и травинку.

Но что же купола? А вот они виднеются из-за холма, такие же сияющие, как и с воды. По тропинке, преодолевая соблазн сорвать что-то очень красивое, направляемся к храму. Проходим мимо деревенских домиков с деревянными оконцами, оказываемся у каменных ворот церкви – первоверховные апостолы Петр и Павел, один с левой стороны ворот, другой – с правой, встречают нас.

Некогда здесь был Петропавловский монастырь, основанный, кем бы вы думали, – беглыми каторжниками и разбойниками, селившимися на этом острове, потому что леса здесь были непроходимые. А привел этих людей к покаянию святой Досифей – ученик прп. Евфросина, Псковского чудотворца, основавшего Спасо-Елизаровский монастырь, который отсюда всего в 25 километрах. В нем и подвизался инок Досифей, но потом ушел на остров Верхний, чтобы молиться в уединении. Но тут встретился с разбойниками. И каким же надо было обладать смирением, чтобы не только выжить среди этих людей, но и обратить их на путь покаяния, вырастить из них монахов.

Побегут сюда люди спасать души

Обитель появилась на острове Верхний в 1470 году. Первое время в ней подвизались около 30 человек, устав здесь был очень строгий. Бывшие каторжники усердно молились и не менее усердно трудились, занимаясь в основном рыбным промыслом. Как и апостол Петр. Отсюда и название обители.

Монастырские постройки возводились главным образом из дерева, под ними во множестве устраивались подземные ходы. В 1703 году, когда на остров напали шведы и сожгли монастырь, монахам удалось уйти от захватчиков по подземному ходу под храмом. Выход из него, как утверждают, есть где-то на Досифеевой горке.

При Екатерине Великой, в 1764 году, все малочисленные обители были упразднены, включая и Верхнеостровскую. Монастырский храм получил тогда статус приходского. И что отрадно – службы в нем не прекращались до XX столетия, пока не началась революция.

Игумен же Верхнеостровского монастыря, преподобный Досифей, преставился в октябре 1482 года. Монахи похоронили его в подземной части монастырского храма. Мощи преподобного собирались перенести в Псково-Печерский монастырь, но по указанию митрополита Евгения (Болховитина) оставили на месте захоронения. Сейчас их точное местонахождение неизвестно, но верующие доподлинно знают, что они почивают в подземной части Петропавловского храма, как раз под алтарем. Да и старец Николай (Гурьянов) говорил в свое время о том, что православный народ обретет мощи преподобного, которые никогда не покидали остров, и побегут сюда люди из больших городов спасать свои души.

Мужеством и верою

…Заходим в храм. Разноцветные круглые половички, любовно связанные местными бабушками, заботливо уложены на цементном полу, образуя дорожку. Эти же мужественные женщины сохранили некоторые образа из иконостаса, когда коммунисты разрушали храм, и принесли их спустя десятилетия, когда храм начали восстанавливать.

Ныне на острове живут всего 18 человек. До революции их было около 2000. Первые поселенцы появились здесь в XI веке. Основное занятие островитян как тогда, так и сейчас – рыболовство. Знаменитый псковский снеток отправляли в Москву, Петербург, Варшаву, Ригу. Ежегодно продавали до 300 пудов рыбы. Талабские рыбаки числились даже среди поставщиков императорского двора, а потому жили безбедно.

Во все времена островитяне были сильными, верующими людьми, главное их упование было на Бога. В 1581 году, когда войска Стефана Батория осадили Псков, талабчане оказывали осажденному городу немалую помощь. Они доставляли в Псков продовольствие и военное подкрепление. Проклиная островитян, Баторий в злобе приказывал перекрывать цепями реку Великую, по которой они умудрялись проходить в город почти каждый день, но это было бесполезно. Польский король несколько раз посылал войска на остров Верхний, чтобы усмирить местных жителей. Но, как повествует летопись, его люди бесследно исчезали там, и никто не знает, где их могилы. И только когда замерзло Псковское озеро, литовцам, венграм и немцам удалось попасть на остров, но на нем уже никого не было. Все ушли в Псково-Печерский монастырь и впоследствии защищали его.

В благодарность за Псков царь Иван Грозный разрешил островитянам вести собственную торговлю со своих причалов, что ранее категорически запрещалось.

Во время Северной войны, в 1703 году, остров Верхний был разграблен и сожжен шведами. Храм был тоже разрушен. Спустя семь лет местные жители восстановили церковь под руководством иеромонаха Иллариона из Псково-Печерского монастыря. В 1862 году на средства прихожан к храму пристроили притвор и каменную колокольню, на которой было девять колоколов.

Без молитвы островитяне не начинали ни одного дела. Пока не отслужат молебен, на озеро не выходили. Ладьи всегда освящали до и после строительства. По окончании путины десятину улова отдавали Господу. На большие праздники совершали крестные ходы из Спасо-Елизаровского монастыря на Талабские острова – летом на ладьях, зимой пешим ходом или на лошадях по льду Псковского озера. Отрадно было узнать, что четыре года назад крестный ход был возобновлен, теперь он совершается на лодках и катерах.

На грани выживания

В октябре 1820 года Александр I подписал указ о придании Талабским островам (Верхнему, Талабску и Толобенцу) статуса посада с наименованием «Александровский». С тех пор, получив экономическую свободу, острова преобразились. Появились улицы и площади, был разбит царский сад, берега украсились множеством деревьев. Рыбаки заново отстроили торговый и промысловый причалы и начали строить флот. Снабжение островов всем необходимым перешло в руки местных, а не приезжих купцов.

Но не всегда времена были столь удачными для островов. В 1879 году уловы были настолько малы, что рыбаки и купцы обнищали. На следующий год даже неводы в озеро не выставляли – рыбы не было. И тут вмешалось государство – стало помогать островитянам. Специалисты провели очистку озера, для нереста рыбы были созданы наилучшие условия. Но самое главное, жители стали помогать друг другу. Купцы безропотно растратили все накопленные средства на приобретение самого необходимого. Зимой, чтобы сэкономить дрова, объединялись семьями и жили в одном доме. Всю пойманную рыбу делили поровну. И никогда не впадали в отчаяние. Потому что знали – их судьба зависит от воли Божией. Унынию они предпочитали молитву. И вскоре уловы многократно возросли.

Не страшна холера

Начало XX века было благополучным – и у рыбаков, и у купцов. Но в 1903 году случилась напасть – на остров пришла холера. Умирали семьями. Из города приехали врачи, но вскоре старейшины, потеряв всякую надежду на медработников, приняли решение изгнать их с острова и обратиться к Богу за помощью. Три дня островитяне ходили крестным ходом вокруг Верхнего острова и Талабска. И уже на следующий день после этого болезнь стала отступать, а через неделю и вовсе покинула остров. В ознаменование этого события на Верхнем был построен северный придел храма во имя прп. Досифея, а на звонницу установили новые колокола.

До 1917 года на Верхнем находилась небольшая община женщин-пустынниц, которые жили в разных концах острова в землянках или расселинах. Друг с другом они не общались. Только раз в году, на Пасху, когда к ним приезжал священник со Святыми Дарами, пустынницы исповедовались, приобщались Святых Даров и снова расходились. После 1917 года их вывезли на материк, дальнейшая судьба молитвенниц неизвестна.

О революции на острове узнали из газет, привезенных местными купцами из Санкт-Петербурга. Власть Советов пыталась навязать жителям островов свою «веру», но согласия и принятия большевики не получили. Особо яростно вели себя коммунисты Ян Залит и Иван Белов (их именами до сих пор официально названы святые острова). Чаша терпения свободолюбивых островитян была переполнена – вскоре комиссаров нашли на дне озера с камнями на шее.

Месть коммунистов была лютой. Кормильцев-мужчин силой заставляли вступать в Красную армию, а у их семей отбирали все средства к пропитанию – скот, зерно, корма, не оставляли даже соли. Пострадал и храм, колокола разбили, священников репрессировали. Успели лишь спрятать мощи преподобного да немного церковной утвари в нижнем приделе храма.

Несмотря на репрессии, островитяне оставались верны царю. Из жителей Талабских островов (более 700 человек) по решению старейшин был сформирован полк, который вошел в состав армии генерала Юденича. В 1919 году легендарный Талабский полк захватил все значимые города и села, дойдя до Пулковских высот. Но затем, прикрывая отступление армии, был расстрелян на льду реки Нарвы одновременно с двух сторон: красными с правого берега и своими бывшими союзниками, эстонцами, – с левого. Оставшихся в живых расстреляли в 1934–1937 годах.

«Яко светильник всесветел…»

Во время Великой Отечественной войны остров Верхний был сожжен эстонскими карателями. Всех островитян насильно вывезли в Прибалтику и Европу на принудительные работы. Только треть населения вернулась на Верхний после победы над фашизмом. Застали страшную картину – одиноко стоящие столбы печей, дикая трава под два метра, пепелища родных домов. Из всех зданий уцелели лишь храм да кузница. Первое время, прежде чем отстроить новое жилье, двадцать семей, как одна семья, жили в Петропавловском храме. С надеждой на лучшее будущее. И оно наступило.

…Нас встречает настоятель Петропавловского храма иерей Сергий Демидов. Усаживает всех паломников на скамейке перед храмом и начинает свой рассказ, потом ведет внутрь восстановленного здания и с любовью показывает сохраненные от большевиков иконы, иконостас, алтарь. Потом вся группа отправляется в нижний придел – туда, где под спудом, еще не обретенные, за кирпичной стеной хранятся мощи преподобного Досифея.

В темноте подземного храма одна за другой зажигаются свечи. И о чудо! На алтарной стене Сам Иисус Христос причащает апостолов – фрески прекрасно сохранились, хотя в некоторых местах и отколоты. Необыкновенная тишина, не от мира сего. Батюшка предлагает соборно помолиться и пропеть тропарь святому Досифею. Мы стоим в торжественном полумраке, мерцают свечи, над нами низкие своды древнего храма, а за стеной святой Досифей, с нами. И все мы, как первые христиане, которые молились в катакомбах, спасаясь от безбожных преследователей. Батюшка благословляет, и мы поем: «Яко светильник всесветел явился еси во острове Псковскаго езера, преподобне отче наш Досифее. Ты бо крест Христов от юности своея на рамо взем, усердно Тому последовал еси, чистотою Богови приближився, отонудуже и чудес дарованием обогатился еси. Темже и мы, притекающе ко святей иконе твоей, умильно глаголем: отче преподобне, моли Христа Бога спастися душам нашим».

В блокнот паломнику:

Моб. тел. о. Сергия Демидова: 8-906-220-92-09
E-mail: denmikbox@mail.ru
Галина Дигтяренко, фото автора и Андрея Кокшарова

Паломнический центр » Статьи » Святые места » Островитяне предпочитают молитву